НОВОСТИ ОБРАЗОВАНИЯ

Инклюзивное образование — особый маршрут

Инклюзивное образование — особый маршрут 23.07.2013
Как учатся в Москве дети с ограниченными возможностями

С 1 сентября страна будет учиться и жить по новому закону об образовании, принятому в конце 2012 года. В этом документе впервые в России на столь высоком уровне говорится об инклюзивном образовании. Оно дает ребятам с ограниченными возможностями здоровья шанс лучше осваивать накопленные человечеством знания и активнее общаться со сверстниками, максимально развивая данные от природы возможности, а нашему обществу — становиться более гармоничным и терпимым. «МК» выяснил, как развивается инклюзивное образование в Москве и что изменится в этой сфере в новом учебном году.

— Москва — единственный в стране регион, который имеет свой закон об образовании, в котором уже говорится об инклюзии, — рассказали «МК» в Департаменте образования столицы. — Закон принят в 2010 году, и за это время мы постепенно и планомерно реализуем в отношении детей с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ) наше кредо: «От особых образовательных потребностей к безграничным образовательным возможностям». За это время количество учреждений образования, частично или полностью приспособленных к нуждам детей с ОВЗ, в том числе детей-инвалидов, составляет 90%. Сегодня каждое образовательное учреждение Москвы должно принимать таких ребят. Мы стремимся, чтобы детские сады, школы, учреждения дополнительного образования находились в шаговой доступности для детей с ОВЗ, чтобы их не приходилось возить на другой конец Москвы. Мы предоставляем родителям целый спектр образовательных возможностей. Ребенок с особыми потребностями может учиться в средней школе, где при необходимости с ним дополнительно будут работать специалисты: психологи, логопеды, тьюторы и пр. Также родители могут выбрать для своего ребенка коррекционную школу, дистанционное образование или различные комбинации этих форм.

В системе инклюзивного образования работает 316 образовательных учреждений: 143 для малышей и 173 для ребят школьного возраста. Специалистов для работы с такими детьми, как сообщили в Департаменте образования, в нашем городе хватает.

— Сейчас на базе нескольких столичных вузов идет активная разработка адаптивных программ для обучения детей с особыми образовательными потребностями, действует программа профессиональной переподготовки педагогов для работы с этими учениками, — рассказали в пресс-службе Департамента образования. — В данной сфере мы тесно сотрудничаем с департаментами соцзащиты и культуры. Мы вместе работаем над созданием для детей с ОВЗ благоприятной социальной среды. Можно сказать, что сейчас в каждом районе создано учреждение, полностью подготовленное для работы с такими ребятами. Сейчас в Москве более 90% детей с ОВЗ в той или иной форме могут получать образовательные услуги.

***

На разных форумах, посвященных детям с особенностями развития, многие педагоги и родители пишут, что боятся наступления с 1 сентября так называемой «дикой инклюзии». Это когда в общеобразовательную школу ребят с ОВЗ просто впихивают — словно не умеющих плавать котят бросают в воду. Выживет — хорошо, нет — судьба, значит, такая. На форумах учителя жалуются, что их чуть ли не обязывают «полюбить детей с ОВЗ». Мол, если ты учитель, значит, обязан любить всех детей, а раз так, любовь тебе и подскажет, как обучать особенного ребенка. Получается, дополнительная нагрузка опять ложится на плечи учителя, у которого и без того 25 (в идеале) человек в классе.

— Мы все делаем, чтобы в Москве подобные проблемы не возникали, — рассказали «МК» в Департаменте образования. — Чтобы процесс инклюзии реализовался качественно, нужно, чтобы в выигрыше были все его участники. Потому учителям необходима профессиональная и психологическая готовность. Для этого у нас проходят курсы переподготовки, обучения, стажировка не только в Москве, но и в других странах, что повышает профессиональный уровень педагогов. А значит, благотворно сказывается и на статусе, и на доходах. Важно, чтобы формировалась единая команда специалистов, где можно получить поддержку коллег. У нас создано профессиональное сообщество, регулярно проходят конференции по обмену опытом. Все образовательные учреждения должны готовиться к приему детей с ОВЗ. На наш взгляд, это все поможет новому закону об образовании войти в жизнь столичных школ безболезненно и эффективно.

В любом случае вся нагрузка по работе с «особыми» детьми все равно не должна ложиться только на плечи педагога. Он лишь часть команды. Детям с ОВЗ необходимо создание специальных образовательных условий обучения и организация сопровождения в соответствии с их индивидуальной программой развития, в которую, если необходимо, входит помощь тьютора. Тьютор помогает адаптировать образование под нужды таких учеников и адаптироваться ученикам в образовательной среде. То есть тьюторы могут еще раз доносить до ребенка пройденный в классе материал, помогают ему передвигаться по школе, работают над созданием ситуации успеха, чтобы их подопечный чувствовал себя хорошо на уроке.

— На мой взгляд, тьюторство — это отличная профессия для большого количества людей, которые плохо приспособлены к жесткой и конкурентной реальности современной жизни, — считает психолог, специалист по работе с детьми с ОВЗ Юлия Смирницкая. — По статистике, только 30% населения подходит модный нынче бизнес-идеал как стиль жизни. Остальные в той или иной мере притираются к нему или, наоборот, бунтуют. Поэтому у нас так много молодых людей, которые теряют духовность, становятся циничными, озлобленными, уходят в какие-то странные движения, организации. А если протянуть дорожку от них, здоровых, к детям с ОВЗ, думаю, это пошло бы на пользу всем. Тьюторство как раз и является такой дорожкой. Оно, как, впрочем, и вообще инклюзивное образование, помогает человеку разобраться в том, что для него главное в жизни, наполнить ее смыслом и добротой.

— Задач у тьютора много, — отмечают в Департаменте образования. — Можно сказать, тьютор — это логист образовательного процесса для ребенка с ОВЗ. В идеале это люди со специальным психолого-педагогическим образованием, но ни в коем случае не родители. У этих поддерживающих ребенка взрослых разные задачи в процессе обучения. Однако участие родителей в таком образовании просто необходимо. Родители должны помнить, что инклюзия подразумевает двустороннюю ответственность. Тут нельзя просто «сдать» ребенка в школу и ждать результатов. Родители должны сотрудничать с педагогами, совместно решать задачи развития ребенка с ОВЗ.

***

Именно близкие могут подобрать для ребенка наиболее отвечающий его образовательным потребностям вариант. Например, обучать свое чадо в одной школе, а на дополнительные занятия или на подготовку к ЕГЭ водить в другую. Или выбрать центр дистанционного обучения. Например, ГБОУ «Центр образования «Технологии обучения», который успешно работает уже десять лет. Кстати, его ученикам — детям-инвалидам — бесплатно предоставляется полный комплект оборудования, куда входят не только компьютер и принтер, но даже микроскоп.

— Мой сын в старших классах обучался в i-Школе «Технологии обучения», — говорит Татьяна, мама ребенка с ОВЗ. — Для нас это был замечательный выход: сын и программу освоил, и лишний раз не травмировался, попадая против своей воли в коллектив. У него аутизм, очень высокая чувствительность, поэтому даже поверхностное общение для него бывает нереально сложным. А тут он общался с педагогами в комфортном для него режиме — когда по скайпу, когда в самой школе, — а заодно хорошо освоил компьютер. Сейчас сын продолжает свое образование в сфере информационных технологий, пошел в институт. Преподаватели им довольны. Хотя сын только на втором курсе, им уже заинтересовалась крупная компьютерная фирма. Если бы не дистанционное обучение в i-Школе, не думаю, что это все было бы возможно.

В Москве уже давно существуют и хорошо себя зарекомендовали различные формы инклюзивного образования. По словам представителя Департамента образования, очень интересный опыт в этой сфере накоплен в общеобразовательных школах №1429 и №1447 ЦАО Москвы. В них инклюзивная практика обучения была сначала экспериментальной, но оказалась настолько успешной, что развивается уже много лет. Инклюзивным образованием занимаются и частные школы, у которых есть возможность делать классы совсем маленькими, кропотливо занимаясь даже с самыми тяжелыми детками. Например, столичная школа святого Георгия Победоносца, в которой обучают и социализируют детей с тяжелыми интеллектуальными нарушениями развития, работает с 1994 года. Там творят настоящие чудеса: многие ребята, которые считались необучаемыми, в этой школе не только учатся чтению и письму, но и изучают иностранные языки, играют в спектаклях, поют и рисуют, занимаются эвритмией и лепкой.

— Для нас самое главное в работе — это персональная направленность на ребенка, — говорит завуч школы Тамара Исаева. — Лишь она даже при очень тяжелых нарушениях позволяет развиться тому человеческому, что заложено в малыше. В своей работе мы используем принципы лечебной педагогики, обращаемся к мировым культурным ценностям. У нас есть специально оборудованные классы, где созданы необходимые условия для развития каждого нашего ученика. На наш взгляд, инклюзия — это прежде всего адекватно выбранный метод обучения, соответствующий и учитывающий его возможности, а не просто когда всех детей — здоровых и не очень — обучают вместе. Важно не то, на какие оценки учится ребенок, а насколько счастливым он себя чувствует в учебной деятельности, насколько он открыт и добр.

***

Более 20 лет назад была создана ГБОУ СОШ «Школа здоровья» №1321 «Ковчег», где стремятся обеспечить качественное и индивидуально ориентированное образование как обычным детям, так и тем, которые развиваются нетипично. Ребята, направленные на инклюзивную форму обучения, могут заниматься в общеобразовательных классах, на дому или в классах компенсирующего обучения.

— У меня сын учился в этой школе, — рассказывает Марина, мама 17-летнего юноши с ДЦП. — В классе было человек шесть с различными нарушениями, которые своими сильными сторонами как раз компенсировали друг друга. Параллельно с ними учился обычный класс, в который тоже было включено несколько ребят с особенностями развития. Все эти ребята хорошо взаимодействовали между собой — на переменах, совместных мероприятиях, праздниках — по мере сил, конечно. И для моего сына это был чудесный опыт принятия его и его особенностей. Именно он очень помогал ему учиться и просто взрослеть, принимать себя и свое состояние.

От процесса совместного обучения выиграют, по словам экспертов Департамента образования, не только ребята с ОВЗ, но и их здоровые одноклассники. Они растут более добрыми, целеустремленными, ответственными, чем их ровесники. В Москве для того, чтобы здоровые дети активно включались в процесс инклюзии, РООИ «Перспектива» на основе американского опыта разработана специальная программа по пониманию инвалидности. Она состоит из пяти «уроков доброты», с которыми сотрудники «Перспективы» — молодые люди с инвалидностью — выступают перед школьниками.

— После этих уроков, особенно изучения азбуки Брайля, я стала больше ценить то, что имею — возможность видеть, слышать, ходить, — вспоминает 15-летняя Карина. — И, конечно, прониклась большим сочувствием и симпатией к тем людям, кто этого лишен. У нас в классе учится мальчик с легкой формой ДЦП. Раньше я на него как-то не обращала внимания, а теперь стараюсь помочь, даже если он не просит. Знаете, он классный — увлекается хорошей музыкой и придумывает свое продолжение известных книг.

Инклюзивное образование — процесс многогранный и требующий постоянного внимания специалистов, даже если сначала кажется, что у ребенка с особыми потребностями все идет нормально.

— Почему инклюзию начинают вводить сразу в школе, а не в системе дополнительного образования для начала? — говорит психолог и сурдопедагог Наталья Кравчук. — Думаю, было бы лучше, если бы здоровые и не очень дети начинали общение друг с другом не во время напряженного учебного процесса, а в более приятных условиях. Надо учитывать, что, хотя запас развития есть у всех детей, он может быть абсолютно разным. И если по профилю заболевания у ребенка есть прогресс, это уже замечательно. А в массовой школе его может не быть или он будет незаметен по сравнению с другими детьми. К примеру, даже хорошо компенсированный слабослышащий ребенок, который вроде бы может обходиться без тьютора, часто нуждается в более медленном проговаривании или повторении новой темы. Ведь он слышит и узнает те слова, которые с ним специально разбирали, проговаривали сурдопедагоги, родители. У меня была очень развитая, смышленая пятиклассница, которая во время какой-то темы застопорилась на словах «кирпич» и «бетон» — их с нею просто не разбирали. Поэтому, если слабослышащему ребенку не оказывать дополнительного внимания, то через полгода-год обучения в массовой школе у него может резко ухудшиться успеваемость, появится агрессивность, какие-то соматические проявления — естественно, кому же приятно ощущать себя хуже всех!

— У нас слабослышащие ребята получают профессиональную подготовку, — рассказывает директор технологического колледжа №14 Юрий Мироненко. — Их немного, конечно, — на курсе по два-три человека. Но чтобы и они не испытывали проблем с освоением материала, мы заранее дистанционно знакомим их с нашей программой. Еще в 9-м классе они изучают присланные материалы, занимаются по определенной схеме. Поэтому когда они приходят к нам учиться, то не нуждаются в дополнительном сопровождении, а к курсу второму-третьему просто «растворяются» среди остальных студентов.

***
 
В Департаменте образования говорят, что в Москве существует много интересных дополнительных программ для детей с особыми потребностями. Например, в прошедшем учебном году межрегиональная олимпиада по математике и информатике среди школьников с ограниченными возможностями здоровья собрала в столице около 1400 участников. А московская команда юных Лобачевских и Понтрягиных (выдающийся российский математик, академик, в детстве в результате несчастного случая потерявший зрение) традиционно заняла первые места на международной математической олимпиаде для детей с ОВЗ.

Многие из «особых» деток обладают незаурядными творческими способностями. Для них уже много лет существует уникальный городской фестиваль творчества детей с ограниченными возможностями здоровья «Надежда». В этом году на финальном представлении, мюзикле «Пять золотых» в Лужниках, эти дети так замечательно играли и пели, что вызвали бурные овации не только публики, но и их профессиональных коллег — звезд российского театра и кино.

— Инклюзия — это совместная ответственность образовательного учреждения и родителей, — еще раз подчеркивают в Департаменте образования. — Мы делаем многое. Но нередко сталкиваемся с тем, что родители не желают оценивать реальные возможности своего ребенка. Родительское «хочу» расходится с детским «могу». Некоторые родители не готовы обращаться к специалистам — есть какие-то непонятные страхи, отказ видеть реальное состояние своего малыша. Но ведь ОВЗ — это не приговор, а знак того, что надо построить определенный образовательный маршрут. Поэтому, если у вас в семье ребенок, который развивается нетипично, мы рекомендуем как можно раньше обратиться в окружное управление образования или окружную психолого-медико-педагогическую комиссию, где вам помогут в построении этого маршрута, посоветуют, подберут оптимальные для вашего ребенка учебные заведения. Помимо этого полезную информацию можно получить на сайтах, которые есть у всех московских образовательных учреждений, а также на информационно-методическом портале по инклюзивному и специальному образованию «Образование без границ».


СПРАВКА "МК"


Более 83% детей с рождения попадают в зону риска по здоровью. 30–40 лет назад таких малышей было только 20–30%. Количество детей, которые родились с выраженными аномалиями развития, за эти годы не изменилось и составляет 4,5–5%.

Источник: Московский комсомолец

Версия для печати